Serotonin Fox
Эпиграф:
"Пиздец, вещай!" Горгн.


О, эти старые многовековые сосны. Множество путников завязли под их скрепившими ряды тенями. Почвы в этих местах уже давно никто не видел. Над ней высились, переплетающиеся неведомым узором корни. Склизкие от сырости и поросшие мхом, они давали всякому путнику иллюзию выбора дороги: зачастую там нерадивые до приключений и оставались. Говорят: каждый кто заплутает там, пополнит ряды неприступной хвойной орды. Так новоиспеченного можно увидеть молодым побегом ярко зеленого окраса, еле выглядывающего из под завитков корневища старших товарищей.
За лесом по нити горизонта виднеется маленький город, войдя в который ты попадешь в любой ведомый и даже который не мог себе и представить уголок мирозданий. Его потступь ограждает замок цвета волчьей шерсти. Там живут и обитают, те кто взял ответственность на себя любой ценой защищать честь сего сущего, держать мудро его начала. Они стали эгрегором и от того именно им особо тяжело переносить Морок опустившийся на городок. Не смотря на мрачный вид город чистый духом, необъятный. Морок наложил на него границы, запутал пути, закрыл глаза тем, кто готов сложить свой поток за него. Нет, город живет, открывает новые и новые тайны. Только озлобился, забылся.
На улочках все чаще начали пропадать истории, даже иногда исчезают целые улицы с его жильцами и прохожими. Город догадывается, что с ним происходит нечто страшное. Он был не такой, а вот обитающие в нем совсем забыли кто они и слоняются призраками по придуманным для себя делам, просто для того что бы не пропасть вовсе.
Из леса, сквозь гущи сосен донесся рык, гулкий он стелился по низинам снисходящего от края леса холма. В темени показались очертания зверей, шерсть их огнями красного пламени дыбилась на загривке. Каждый шаг отражался выженным клеймом на корнях деревьев. Ни одна сосна не скрипнула от лап пришельцев, они знали - идут те кто возродит из мертвого пепелища город. То были красные огненные лисы, шерсть их мягко покусывала воздух треща в темноте. Все ждали у края леса. Они первыми склонили в скорбном рыке головы перед тем ради кого пришли. Перед миром и перед тем, кто его погрузил в забвение. И даже если когда-то Морок служил некой медицинской пиявкой для сего, то сейчас присосавшись к болезненному он стал тем чем является ныне.

Бледная тонкая ручка погладила огненную шерсть одного из питомцев.
"Мы рядом. Ты только жди".
На тихий шепот город ни как не отозвался.
Да и как ему отозваться если не помнит ни себя ...никого.

@темы: Мозголом, Ночные мыслицы